Наименование ОНН

Девяностосортовый Фонарь

Язык наименования

rus

Сведения, относящиеся к наименованию

сказка

Современное место бытования ОНН

Пос. Новокумский Левокумского муниципального района Ставропольского края

 

Собиратель объекта нематериального культурного наследия:  

Л. А. Якоби

Ф.И.О. носителя традиции (информанта, исполнителя, руководителя коллектива): Аксинья Тимофеевна Пушечкина (участница ансамбля «Некрасовские казаки», сказительница)

 

Описание

Жил один щеловек с жаной. Жить-пожить, на­шли себе дощку. Живут муж с женой, а дощкя растёт. Выросла на мать похожей. Ни дать, ни взять — две капли воды. Пришло время, мать захворала, помирать собралась. Позвала она до себя мужа, гутарит ему:

  • Я помру, а ты ищи себе жану, да штоб она была на меня похожей. Не найдешь — дощку бери замуж.

Померла старикова жена. Похоронили её. Старик год живет без жены, а на другой год стал искать себе жану. Весь свет он объехал, толькя не нашел женщины, похожей на свою жену. Стал старик думать: «Што таперища мне делать? Жаниться на дощке — люди плохое будут обо мне гутарить. Нарушить завет жаны нельзя. Раз она сказала мне жаниться на дощке, наверное, она знала, што гутарила!» Думал, ду­мал, да и надумал: «Исполню завет жаны!» Вот и стал отец дощь за себя сватать, а она стала плакать да прищитать:

                      Ой ты, батюшка, где же матушка?

Отец ей отвещает:

                       Ты ня плащь, дитё, свет Романовна.

                        Я куплю тебе всё кунью шубу,

                        Я возьму тебя, свет Романовна.

Дощь плащет:

                        Ой,  и сгинь-пропади, всё кунья шуба!

                        Ой,  ты, батюшка, где же матушка?

Отец ей гутарит:

                        Ты ня плащь, дитё, свет Романовна,

                        Я куплю тебе всё кунью шубу.

                        Я сострою тебе всё высок терем,

                        Я возьму тебя, да свет Романовна.

Дощка прищитает:

                        Ой,  и сгинь-пропади, всё кунья шуба,

                          Ой,  и сгинь-пропади, все высок терем!

                          Ой, и, батюшка, где же матушка?

Отец дощке отвещает:

                           Ой,  не плащь, дитё, свет Романовна,

                           Я куплю тебе всё кунью шубу,

                           Я построю тебе всё высок терем,

                           Обнесу его стеной каменной,

                           Я возьму тебя, свет Романовна…

Плакала, плакала дощь да пошла до одной бабушки. Пришла и гутарит:

  • Бабушка!
  • Што, дите?
  • Меня отец сватает. Што мне делать?

Бабушка дала ей совет:

— Ня плащь, дите, отцу супротив не гутарь, а скажи: «Отец, справь мне три наряда: лунный сарафан, бала­хон, как красное солнушко, и кокошник». Купит он тебе три наряда, ты приди с ними до меня.

Пришла Марьюшка (ее Марьей звали) домонь да гутарит отцу:

  • Батюшка, купи мне три наряда: лунный сарафан, балахон, как красное солнушко, и кокошник. Купишь, тогда замуж пойду.

Отец много городох объездил, побывал у разных купцох. Ездил, ездил и нашел такой наряд. Купил, привез дощери-невесте покупки. Взяла Марьюшка наряды, по­шла до бабушки. Приходит, здоровкается:

  • Здравствуй, бабушка!
  • Здравствуй, щадушкя!
  • Я до тебя, бабушка. Отец купил три наряда. Вот они.
  • Нищаво, дитё, носи на здоровье. А домонь придешь, проси отца, няхай купит тебе девяностосортовый фонарь. Сама я схожу до мастера, скажу ему, штоб он сделал фонарь волшебный.
  • А ну как отец купит у другого мастера?
  • Ня купит. Другого мастера на свете нет. Иди до­монь, проси у отца, што я тебе сказала.

Пришла Марьюшка домонь и просит отца:

  • Батюшка!
  • Щаво тебе, свет Романовна?
  • Купи мне девяностосортовый фонарь.
  • А защем тебе такой фонарь?
  • Для дела, батюшка.
  • Куплю, свет Романовна.

Бабушка тем щасом пошла до мастера. Она его зна­ла. Попросила его сделать волшебный фонарь для ста­рика, што вздумал на своей дощери жаниться. Мастер всё исполнил, как ему гутарила бабушка. Отец Марьюшки долго искал мастера. До какого ма­стера ни придет, никто не может сделать девяностосор­тового фонаря. Искал, искал да пришел до того мастера, што сделал фонарь. Купил старик фонарь, принес домонь, а сам ня знает, для какой надобности он нужон.

Пришла та бабушка, поглядела на фонарь да ска­зала Марьюшке:

  • Вот, щадушкя, нужно тебе будет в день свадьбы спрятаться от отца, скажи: «Фонарик, спрячь меня». Как скажешь, откроется дверца, ты влезай в него. Тебя никто тогда не найдет.

Собрались все на свадьбу. Невеста нарядилась, на­дела лунный сарафан, солнечный балахон, кокошник. Пришла до отца-жениха и гутарит:

  • Готовьтесь, я выйду только на щасок.

Пошла она в другую комнату. Фонарь стоит на сто­ле. Марьюшка подошла до него и просит:

  • Фонарик, спрящь меня.

Открылась дверца, Марьюшка влезла в фонарь, а там много разных комнат. Села она в одной комнате, што краше других, сидит. Время идет. Гости спрашивают старика:

  • Где же нявеста?
  • Вышла она на щасок, скоро будет.

Время идёт, никто ня знает, куда делась невеста. Ждали, ждали да разошлись все гости. Время идёт, старик живет один, управляет хозяй­ством, работники ему помогают. Работники приходят нощью, кушают, ложатся спать. После них на столе остается еда. Как заснут они, Марь­юшка выходит из фонаря и кушает. Покушает и обратно в свой фонарь уходит. День так, другой, третий, неделю, две, три — вот и стал один работник, Ваня, примещать, што пропадает пища со стола. Он думает: «Куда вся еда пропадает?» Вот он надумал подглядеть да поймать вора. Работник-то этот был из богатой семьи. Увидал он раз Марьюшку да полюбил ее. Ну, и решил пойти до ее отца в работники. Когда ня стало Марьюшки, он собрал­ся уходить, а тут его вор забеспокоил, он тогда остался. Пришла нощь, работники поужинали, легли спать. Ваня тоже лег, а сам ня спит. В двенадцать часох нощи Марьюшка вылезла из фонаря, подошла до стола, стала кушать. Работник всё видит: «Вот кто это делает!» На другую нощь, когда Марьюшка стала есть, Ваня подошел до нее, взял за руку. Марьюшка испугалась:

  • Ктой-то? — спросила она.
  • Я.

Увидала она Ваню да успокоилась. А он её спра­шивает:

  • Так со дня свадьбы и живешь в фонаре?
  • Да.

Работник-то ей ндравился. Ну, стоят, гутарят, Ваня ее пытает:

  • Марьюшка!
  • Щаво табе?
  • Пойдешь за меня замуж?
  • Пойду.

Дали они друг дружке согласие. Влезла Марьюшка в фонарь. Взял его Ваня да пошел домонь. Пришел, поставил фонарь в своей хате, а никому про свою тайну не гутарит. Так и жил он до время. А тут война! Взяли Ваню на службу. Стал он уходить и просит Марьюшку:

  • Будь у нас, живи в фонаре. Я возвернусь — поже­нимся.

Она согласилась. Поликовались они, попрощались. Марьюшка влезла в фонарь. А отцу-матери Иван гу­тарит:

  • Как вы вечером приносили в мою комнату ку­шать, так и без меня носитя. Комнату убирайте, фонарь никому не давайтя.

Уехал Ваня. Завет его отец-мать исполняют. Живут так месяц, другой, третий. Вот отец-мать думают: «Обед носим, никого в комнате у сына нет, а кто-то всё ест!» Думали, думали, так нищаво и не надумали. А тут млад­ший сын, брат Вани, собрался жаниться. Он просит мать:

  • Мама!
  • Што, сынок?
  • Дай мне фонарь Иванов.
  • Нельзя, сынок.

Разговор-то шел в Ваниной комнате. Марьюшка всё слыхала. Пришла нощь, она вылезла из фонаря и побегла. Прибегла в другую станицу. Смотрит, стоит бедная хата, жили в ней старик со старухой. Бросилась она до хаты. Подошла, стучит:

  • Исусе Христе, помилуй нас! Пустите, люди, в ха­ту влезть!

Ей из хаты отвещают:

  • Аминь!

Влезла Марьюшка в хату да просит:

— Родимые мои, примитя меня, сироту, за щелядину.  Нет меня ни роду, ни племену.

Полюбилась она старику со старухой, они приняли её до себя. Живет она у старика со старухой, время своего ждёт. Иван отслужился, пришел домонь. Подошел он до фонаря да гутарит:

  • Марьюшка, здравствуй! Я пришел домонь, отслу­жился! Выходи да пойдем с тобой до отца-матери бла­гословения просить.

Сказал он такое раз, два, три, а Марьюшка не вы­ходит. Глядит он на фонарь, а дверца раскрыта. В это время мать влезла в комнату. Он до нее:

  • Кому фонарь давали?
  • Што ты, сынок!
  • Никому?
  • Никому, сынок!
  • Да я по фонарю вижу, что давали.
  • Вот те Христос, не давали.
  • Да как же не давали?! Марыошки-то нет.

Мать глядит на сына и думает: «Тронулся, сердеш­ный!»

С этого дня стал Иван чахнуть, а потом совсем слег. Мать до знахарей. Одна старушка догадалась, щем хво­рает Иван, да посоветовала матери Ивана: «Объяви по станицах, пускай с каждой хаты каждое утро приносят по одному варенику. Как станет их кушать твой сын, так поправится».

Мать Ивана объявила, чтоб с каждой хаты приноси­ли для хворого каждый день по варенику. Стали люди приносить больному вареники. Принясут, а Иван разломит их и выбросит. Как-то приходит один щеловек в ту станицу, где жи­ла Марьюшка, и гутарит:

  • У одного щеловека со службы сын пришел да за­хворал. Таперища ему все люди по одному варенику но­сят. Бабка-ворожка сказала, что как съест он вареники, так поправится. Ушёл этот человек из станицы, а Марьюшка на другое утро наварила вареникох. Сварила один из щёрной муки, дала его старику и просит:
  • Поняси, дедушка, да никому в руки не давай, а только Ивану!..

Приходит старик до Ивана, дает ему вареник. Иван разломил, а в варенике кольцо. Он спрашивает;

  • Дедушка, кто вареник прислал?
  • Моя приёмная дощка, сынок.

А где она?

  • Дома.

На радостях Иван встал. Все дивуются: «Сдобные да белые вареники кушал, не поправлялся, а тут из щёр­ной муки вареник съел — поправился!» Иван со стариком пошёл до Марьюшки. Приходит. Увидал он Марьюшку. Обрадовались, поликовались. Взял Иван Марьюшку, пошли они до отца-матери Ива­на. Родители на радостях собрали пир на весь мир. На том пиру Марьюшка была в лунном сарафане, солнещном балахоне и зеньщужном кокошнике. Жанился Иван, стал со своей женой, Марьюшкой, жить-поживать, сундуки с добром наживать. На том пиру и я была, мед-пиво пила да радовалась любови молодых. Дай так-то всем жить, как Иван с Марьюшкой живут.

Сведения об особенностях ОНН

В настоящее время выходит из активной традиции, сохраняясь в памяти старшего поколения. В целом, бытование находится на грани исчезновения, утрате традиции способствует отсутствие передачи от исполнителя к слушателю

Сведения об особенностях распространения и использования ОНН

устная

Ссылки на библиографическое описание ОНН

Якоби Л. А.  Сказки казаков-некрасовцев. Ставрополь 2013 г