Наименование ОНН

Рысенькя

Язык наименования

rus

Сведения, относящиеся к наименованию

сказка

Современное место бытования ОНН

Пос. Новокумский Левокумского муниципального района Ставропольского края

 

Собиратель объекта нематериального культурного наследия:  

Л. А. Якоби

Ф.И.О. носителя традиции (информанта, исполнителя, руководителя коллектива): Аксинья Тимофеевна Пушечкина (участница ансамбля «Некрасовские казаки», сказительница)

 

Описание

Жил старик со старухой, нашли они сабе дощку, назвали ее Танюшкой. Старик-то охотни­щал. Жить-пожить, старуха умерла. Старик пожил один с дощкой, а потом жанился. А у женщины той была дощкя некрасивая. Вот так и жили они все вместе. Время шло, дощки росли. Выросли дощки, пора их замуж отдавать. Приехали сваты, сосватали старикову дощку: она была красивая. Сосватали и пир завели на весь мир. Старик радуется, а мащеха злит­ся. Злилась, злилась, взяла да посадила свою дощку на посад1, а старикову — в сарай под корыто, а са­ма пришла в хату. Гуляет она, до гостей увежливая, со всеми любезная. А кощеток ходил по двору и все видал, как мащеха старикову дощку под корыто посадила. Ходит он по двору да кукарекает:

  • Ку-ка-ре-ку! Ку-ка-ре-ку! Ку-ка-ре-ку! Старикова дощкя под корытом сидит, а старухина дощкя—на посаде.

Ходил, ходил кощеток да в другой раз закукарекал:

  • Ку-ка-ре-ку! Ку-ка-ре-ку! Ку-ка-ре-ку! Старикова дощкя под корытом сидит, а старухина дощкя—на посаде.

Услыхали сваты да спрашивают мачеху:

  • Где нявеста? Куда дела? Защем подменила?

Ну, и пошло тут… Побегли сваты в сарай, подняли корыто, а там старикова дощкя сидит. Взяли они ее, при­вели в хату, посадили на посад, а старухину дочку про­гнали. Сыграли свадьбу. Танюшку сваты увезли. Живет она с мужем год, два года, а на третий год она дите нашла. Нашла дите и гутарит мужу:

  • Домонь до отца хощу! Отвязи меня, соскущилась я по батюшке.

Муж ее долго не соглашался, а потом гутарит:

  • Ну, ладно, поедем, толькя ненадолго.

Запрег он тройку коней, сели они, побегли, а наперед себя собащку пустили. Едут по дороге, а кругом цвяты расцвели, деревья зазеленели, солнышко ярко светит, птицы летают, поют радостно, а собащкя бяжить наперед да лаеть:

  • Тинь-тинь, гав-гав, старикова дощкя едет!

Прибегла собащкя до стариковой хаты, бьет в кольцо и лает:

  • Тинь-тинь, гав-гав, старикова дощкя едет! Рассти­лайтя ковры, встрещайтя гостей дорогих!

Услыхал старик, што Танюшкя едет, на радостях рас­творил ворота широкие, расстелил ковры зеленые, хлеб-соль вынес, встретил дощку с зятем и внуком. Повели их в хату. Влезли они в хату. Старик накрыл стол браной скатертью1, стал угощать дорогих гостей. Пьють они, ве­селятся. А мащеха со своей уродиной дощкой сидят в дру­гой комнате. Сидит мащеха, злится. Злилась-злилась, а потом ласковым голосом зовет Танюшку до себя. Ста­рикова дощка пошла и дите свое понясла. Мащеха просит:

  • Дай-ка, щадушкя, дите мне, я понянщу его.

Дала она дите мащехе. Нянщит мащеха дите да приго­варивает:

  • Дите, дите, привыкай до новой матери, отвыкай, дите, от родной матери.

А потом глянула на Танюшку да как махнет рукой:

  • Пошла, рысь! Щаво забегла в хату? Беги в дрему­щие леса.

Мащеха-то колдунья была, она сделала свою дощь по­хожей на Танюшку. Обратилась старикова дощкя в рысь, побегла из ха­ты в лес. Убегла рысь, а мащеха свою дощку нарядила, дала ей в руки дите, отвела на бяседу2, где старик с зя­тем сидел. Гуляли они, гуляли, дите заплакало, кормить надо, а у мащехиной дощки молока в грудях нету. Дите крищит и крищит.

Встал из-за стола муж Танюшки да гутарит:

  • Поедем, жена, домонь.
  • Поедем, — отвещает мащехина дощкя.

Поехали они. Старик проводил гостей за ворота. Едут они, а цвяты позасохли, сады позавяли, листушки с де­ревьев поспали, солнышко за тучи скрылось, птицы схо­ронились в лесу, резкий ветер дует. Ну, приехали домонь, а дите все плащет и плащет. Муж Танюшки с ног сбился, головы не приложит, уж и не знает, што делать. Думает сабе: «Может, сынок забо­лел? А может, у жены молоко спортилось?» Думает он так, а тут бабушкя одна пришла. Глядит она на мащехину дощку, на дите, да и гутарит:

  • Што это у вас мальщик плащет? Давайтя, я вам его понянщу.
  • Бяритя, — отвещает мащехина дощка и отдала ей мальщика.

Взяла бабка дите, вышла из хаты, пошла в тёмнай лес. А бабка большая волшебница была. Она сразу узнала все дело. Пришла в тёмнай лес. Села под кусто­щек, сидит и песню играет:

 

                                  Ой ты, рысенькя, ой ты, матушка,

                                  Ой ты, Танюшкя, бяги ко мне!

                                  Бяги ко мне скоро-наскоро —

                                  Твое дите сосца хочет, сосца хощет молощного.

 

Проиграла бабушкя песню, затрещал лес, зашумел, бяжит рысь-Танюшкя. Прибегла, села подле бабушки, покормила своего сына грудью. Бабушкя приняла дите, а рысенькя побегла в лес. Принясла домонь бабушка мальщика, а он играет. Муж Танюшки спрашивает:

— Бабушкя, ты што сделала с сыном? Он у нас пла­кал все время, а таперь играет!

  • Нищаго, родимый, я не сделала.
  • А пощаму он не плащет?
  • Не умеет жена твоя за дитем ухаживать, вот он и плащет.

Отдала бабушка мальщика да ушла. Муж Танюшки думает себе: «Как это моя жена не умеет за дитем ухаживать?! Все время ухаживала, а та­перь не умеет?!» Прошло время. Утром мальщик опять стал плакать. Мащехина дощкя ходит с ним по хате, нянщит, баюкает, а он есть хощет и плащет. Смотрел, смотрел муж да спра­шивает:

  • Што это ты, жена, плохо нянщишь?
  • Я хорошо нянщу!
  • Да как же хорошо! Как приехали из гостей, так ты разучилась за дитем смотреть.

Гутарит это он с мащехиной дощкой, а сам и ня знает, што это не его жена. А тут приходит та бабушкя да про­сит:

  • Дай-ка мне дите, я его поношу да понянщу.
  • Бяритя, — гутарит мащехина дощкя.

А муж спрашивает:

  • А што ты делать будешь?
  • Нищаво.

«Ну, ладно, — думает он, — погляжу».

Бабушкя взяла мальчика, пошла из хаты. Вышла на улицу и в темный лес пошла. Пришла в лес. Села под кустощек, сидит и песню играет:

 

                                     Ой ты, рысенькя, ой ты, матушкя,

                                     Ой ты, Танюшкя, бяги ко мне!

                                     Бяги ко мне скоро-наскоро —

                                     Твое дите сосца хощет, сосца хощет молощного.

 

Проиграла бабушкя песню, а муж стариковой дощки стоит за деревом и видит все. Затрещал лес, зашумело кругом. Бяжить рысь. Прибегла, села подле бабушки, кормить стала дите свое. Покормила она сына грудью. Бабушка приняла дите, а рысенька в лес побегла. Идет бабушкя домонь, а отец мальщика за ней идет. Бабушкя-то не приметила его. Принясла она домонь мальщика, а он играет. Взяла дите мащехина дощкя и хо­дит с ним. А бабушкя ушла. На третий день утром мальщик опять стал крищать. В это время бабушкя пришла и просит мащехину дочь:

  • Дай, щадушкя, я с ним похожу!

Взяла она дите и пошла, а следом за ней муж Танюшки пошел. Догнал он ее и спрашивает;

  • Бабушкя, ты што-то знаешь?
  • Нет, родимый, нищаво ня знаю.
  • Как ня знаешь?! А я вщера тебя видал в лесу, ты дите мое рыси давала, а она грудью кормила.
  • Ня будешь бояться? — спрашивает бабушкя.
  • Нищаво ня буду бояться, бабушкя.

Она ему тогда гутарить стала:

  • Смотри, придем в лес, прибяжит рысь, будет огнем палить, змеей делаться, а ты ня бойся. Поймай ее, дяржи крепко, не пускай. Испугаешься — рысь съест тебя.

Пришли они в темный лес. Бабушкя села под кусто­чек, сидит и песню играет:

 

                                           Ой ты, рысенькя, ой ты, матушка,

                                           Ой ты, Танюшкя, бяги ко мне!

                                           Бяги ко мне скоро-наскоро —

                                           Твое дите сосца хощет, сосца хщчет молощного.

 

Бабка села под один кустик, а муж Танюшки — под другой. Бабушкя гутарит:

— Как прибяжит, даст грудь, ты бросайся на нее в это время.

Сказала она, а тут шум пошел, треск большой по ле­су. Прибегла рысь, взяла дите, стала кормить. В это вре­мя муж ее и бросился, схватил рысь поперек и держит, рысь огнем загорелась, а он ее держит. Потом рысь в змею обернулась. А у него был с собой невладанный1 но­жик да поясок. Воткнул он ножик в землю, а рысь поя­ском обвил и положил на землю. Она претворилась в Танюшку. Он тогда и узнал свою жену. Одели они ее с бабушкой и домонь привели, радуют­ся, дите играет. А мащехина дощка заболела, на пещке ляжит. Муж взял мащехину дощку, привязал до хвоста невладанного коня и пустил коня по щисту полю: куда руки, куда ноги, куда голова!  А сами пир устроили. Пируют, а на дворе цвяты рас­цвели, сады зазеленели, солнышко ярко засветило, пти­цы заиграли песни.

Вот тебе и сказка, а мне калащей да кренделей вязка.

 

Сведения об особенностях ОНН

В настоящее время выходит из активной традиции, сохраняясь в памяти старшего поколения. В целом, бытование находится на грани исчезновения, утрате традиции способствует отсутствие передачи от исполнителя к слушателю

Сведения об особенностях распространения и использования ОНН

устная

Ссылки на библиографическое описание ОНН

Якоби Л. А.  Сказки казаков-некрасовцев. Ставрополь 2013 г