Наименование ОНН

Тит-Рыба

Язык наименования

rus

Сведения, относящиеся к наименованию

сказка

Современное место бытования ОНН

Пос. Новокумский Левокумского муниципального района Ставропольского края

 

Собиратель объекта нематериального культурного наследия:  

Л. А. Якоби

Ф.И.О. носителя традиции (информанта, исполнителя, руководителя коллектива): Аксинья Тимофеевна Пушечкина (участница ансамбля «Некрасовские казаки», сказительница)

 

Описание

Жил себе старик со старухой и прижили они себе одного сына и назвали его Алёшей. Старик ходил ловить рыбу, и всегда ему попадалась в сети толькя одна рыбка. Ло­вит раз старик рыбу, выходит Тит-рыба и гутарит ему:

— Дай ты мне, што у тебя есть дома, то­гда, где ня бросишь сеть, будет ловиться рыбы сколькя хощешь!

Стоит старик и думает, што ему делать. А жил-то он бедно-пребедно и нищаво не имел, окромя старухи и сына. Тит-рыба гутарит:

  • Отдашь сына — будешь ловить рыбу и жить хо­рошо.

Думал, думал старик, а деться от бедности некуда, он и согласился. Дал слово. Как дал обещание Тит-рыбе старик, толькя он бросил у берега сетку, глянул, а в ней полно рыбы. Забрал он её и продал купцу. Приходит домонь и радуется, што много наловил рыбы, а старухе-то своей нищаво не говорит. На другой день старик купил сыну большой ножик с красной рущкой да и гутарит:

  • Иди, сын, куда бог поведёт, толькя смотри: близ­ко до воды не подходи, а то тебя Тит-рыба съест.

На утро Алёша попрощался с отцом-матерью и по­шёл. Идёт он себе и идёт по дороге. Шёл до тех пор, пока в лес не зашёл. Лес дремущий был. Вот видит он: дерутся в лесу бирюк, орёл и жук. Дерутся они из-за сдохленного быка. Как увидали они этого парня и просят:

  • Парень, раздели нам мясо.

Вынимает Алёша ножик с красной рущкой и нащинает делить. Отделил он кости от мяса, отделил потроха. Когда разделил он всё, тогда стал гутарить:

  • Зубатым бирюкам — кости, беззубым орлам — мя­со, а потроха жуку.

Разделил, а сам собирается идти дальше. Тогда, знащит, бирюк вырывает волос и даёт парню. Дал и гутарит:

  • Когда будет нужда, прижги волос и скажи: «Был щеловеком, а таперища стану бирюком». Как сделаешь, што гутарю, и скажешь такие слова, обернёшься би­рюком.

Орел тоже выдернул перушко и дает парню:

  • Когда станет тебе плохо, придёт нужда, прижги перушко и скажи: «Был щеловеком, а таперища стану орлом».

Жук подполз до парня, отломил, перушко и дает ему:

— Когда станет плохо, придёт нужда, подожги пе­рушко да скажи: «Был щеловеком, а таперища стану жу­ком».

Забрал все это Алеша да пошёл своей дорогой. Идёт путь-дорогой день, другой и третий. А ему навстрещу охотнищки. Парень тогда взял перушко жука, поджёг и сказал: «Был щеловеком, а теперь стану жуком». Сде­лался он жуком и спрятался. Прибежали собаки охотникох, бегают, нюхают, ищут, а найти никак не могут. А он схоронился под кустом и сидит. Поискали, поискали охотнищки и пошли себе. А Алёша сказал: «Был жуком, стану щеловеком». Стал ще­ловеком и пошёл дальше. Идёт он тёмным лесом, нищаво не видать. Стало ему страшно, вынул он тогда бирючий волос, прижег его и гутарит: «Был человеком, стану бирюком». Обернулся бирюком и побег. Пробег он лес. Выбег в степь и сказал: «Был бирюком, стану щеловеком». Стал щеловеком и по­шёл. Идёт дальше, а навстречу ему попалось море, пе­рейти его никак нельзя: боится Тит-рыбу. Вынул Алё­ша орлиное перушко, поджёг его и гутарит: «Был щело­веком, а теперь стану орлом». Сделался он орлом, пере­летел щерез море, стал обратно щеловеком. Шёл, шёл парень по дороге, доходит до самой стани­цы. Пристроился он там работником и живёт, а потом стал пасти царских коров. А в это время царь объявляет по всей государстве, што его дощери охота попить тёплого молока прямо из-под коровы. А табуны царских коров паслися далеко, ни­как нельзя доставить молоко, штобы оно было тёплым. Вот царь тогда объявил:

  • Кто принесет тёплого молока, за того дощь замуж отдам.

Пришёл вечер, подоили коров, парень претворился в орла и полятел. Прилятел, принёс теплого молока цар­ской дощери. Царская дощь толькя и успела тяпнуть его по лбу своим кольцом. Прошло несколько дней, собрал царь всех людей, а дощь его стала глядеть того, кто ей принес молоко. А парень не захотел идти: ему совестно, што он пастух.

Когда все ушли из станицы к царю, парень сделался волком, половину табуна порезал. Потом Алеша из вол­ка претворился в щеловека, взял колющку, ободрал себе всё лицо. Ободрал лицо, схоронился в курене и сидит. Царская дочь глядела, глядела, а не нашла того че­ловека, што молоко ей приносил. Тогда приходит она до пастуха. Парень видит, што царская дощь пришла, он гутарит ей:

  • Здесь волки половину стада перегрызли, а я в ко­лющки спрятался, лицо себе изодрал.

Царская дощь ня слушает, а сама пристально на него глядит. Глядела, глядела и узнала по метке, што коль­цом его по лбу тяпнула. Пришла она до отца, рассказала ему, что она нашла того щеловека. Призвал царь до себя парня, сосватал его. Ну и стал с этого дня парень нощью до царской дощери ходить. Придёт, сделается жуком, залезет в комнату и обратно становится щеловеком. Подойдет до кровати, где спит царская дощь, а она нащинает крищать: «Караул!» А па­рень снова становится жуком и уползает. Одну нощь он так ходил, другую, третью, а царская дощь все крищит да крищит. Слуги утешают её, што это ей снится. Ну, прошло сколько-то там время, царь сыграл свадьбу. После свадьбы Алёша стал гутарить жене, как он до нее ходил, толькя не сказал, что в жука претво­рялся1. Жили они, знащит, с год, два и три, жили хорошо. Толькя пришло время, объявили войну, царскому зятю Алёше тоже надо было идти на службу. Собрался он уходить на войну и гутарит жене:

  • Может, я со службы не вернусь.

Жена его спрашивает:

  • Пощаму ты не вернешься?

Алёша ей отвещает:

  • Придется ехать щерез рещку или море, а мне нель­зя: Тит-рыба съест. Если кто заместо меня до тебя при­дет, не пускай. Когда будет стущать в комнату, ты не пускай, скажи: «Если ты мой муж, то сам войди». Царский зять Алёша обернулся жуком, вылез из ком­наты и снова влез, а двери были заперты. Увидала цар­ская дочь, што её муж может претворяться, поверила его словам. Проводила она мужа на службу. Прошло время, вой­на замирилась, отслужил Алеша, едет домонь, а с ним ехал один парень, здорово похож он был на царского зя­тя. Они были хорошие товарищи. Ну, царский зять-то рассказал ему, што он хоронится Тит-рыбы. Едут они по дороге, доезжают до моря. Царский зять не стал делаться орлом, а пошел на корабь. А товарищ-то этот спихнул Алёшу в воду, а Тит-рыба проглотила его. Парень этот приезжает до жены Алёши — царской дощери. Заходит и стущится в дверь:
  • Жана, открой, это я со службы пришёл.
  • Если ты мой муж, то сам влезь.
  • Ты же закрытая.
  • Если ты мой муж, то сам влезь, — еще раз гутарит царская дощь.

Этот парень пошёл до царя, рассказал ему, што его жена не пускает. Царь призвал дощь до себя и гутарит:

  • Што же, дощь моя, ты мужа не встрещаешь?
  • А он мне ня муж. Я не признаю его.
  • Как жа, венщали тебя с ним, а ты не признаёшь его?! Мне от людей стыдно. Я же отец твой, да и царь!— гутарит он дощери.
  • Нет, он мне не муж.

Ну, побыл этот парень день-другой, да и уехал. Царская дощь живет себе и ждет, когда он уедет. По­том доложили ей, што уехал щеловек, похожий на её му­жа. Тогда она стала выходить из своей комнаты. Прошло некоторое время, а муж её не является. Вот она мещтает1 себе: «Наверное, моего мужа Тит-рыба съела». Заперлась она в своей комнате, стала вышивать. Вы­шила она звёздощку, месяц и солнце. Как вышила, стала просить отца дать ей корабь:

— Батюшка, дай корабь, по морю хощу погулять. Царь снарядил ей корабь, дал тридцать матрозох. Села она на корабь и поехала по морю. А звёздощку на корабь прицепила. А звёздощка-то светит и светит голу­бым светом. Выходит Тит-рыба из воды, просит у царской дощери:

— Дай звёздочку!

А царская дощь гутарит:

  • Што у тебя внутри есть, покажи по голову. Тит-рыба показала по голову. Царская дощь увидала Алёшу. Отдала она Тит-рыбе звездощку и поехала до­монь. На другой день едет она на корабле, везёт месяц, а он светит ещё лучше. Выходит обратно Тит-рыба и просит у неё месяц:

— Дай мне месяц!

А царская дощь гутарит:

  • Што у тебя внутри есть, покажи по пояс.

Тит-рыба показала. Царская дощь увидала Алёшу по пояс. Увидала, отдала Тит-рыбе месяц. Отдала и уехала домонь. На третий день едет она на корабле, везёт солнышко. Тит-рыба обратно из воды выходит и просит:

  • Дай мне солнышко!

Царская дощь гутарит:

  • Што у тебя внутри есть, покажи всего.

Тит-рыба показала, а в это время тридцать матрозох схватили царского зятя, перетянули его на корабь. Обняла царская дощь своего мужа Алёшу, поликовались1 они. Тогда она и гутарит мужу:

  • Теперь, Алёша, куда бы ты ни пошел, ни поехал, и я с тобой буду. Одного не отпущу.

Приехали они домонь, с той поры стали жить-поживать и добра наживать. Друг без друга никуда не ходят и не ездят. Я как-то мимо их хаты шла да к ним в гости зашла. Угощали они меня медом, сладкой водощкой. Много я у них пила и ела, по губам текла сладкая напива, а в рот не попала.

Сведения об особенностях ОНН

В настоящее время выходит из активной традиции, сохраняясь в памяти старшего поколения. В целом, бытование находится на грани исчезновения, утрате традиции способствует отсутствие передачи от исполнителя к слушателю

Сведения об особенностях распространения и использования ОНН

устная

Ссылки на библиографическое описание ОНН

Якоби Л. А.  Сказки казаков-некрасовцев. Ставрополь 2013 г